KHR! ~Requiem~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR! ~Requiem~ » Египет » [База Червелло] Покои Ра


[База Червелло] Покои Ра

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Огромная просторная комната. Потолок подпирают четыре колонны, расписанные позолотой. Вниз струятся лёгкие полупрозрачные ткани спокойных пастельных тонов - шафранный, кофе с молоком, персиковый. Окна в помещении тщательно задрапированы, источниками света служат красивые лампы, рассеивающие по комнате мягкий золотистый свет. Из мебели присутствует лишь большая широкая кровать с балдахином из тех же тканей, что свисают с потолка, и небольшая тумба у самой стены, на котором стоит корзинка с фруктами и несколько бутылок вина. Вправа от кровати скрывается малоприметная дверь, почти сливающаяся со стеной - она ведёт в соседнее помещение, доступ к которому есть только из этой комнаты.

0

2

В помещении было очень прохладно – кондиционеры работали на славу, охлаждая горячий египетский воздух. Несколько больших белых свечей стояли на прикроватной тумбе – их пламя вздрагивало, заставляя тени на стенах танцевать. Лёгкие струящиеся ткани, свисающие с потолка до самого пола, шевелились, от чего казались таинственными призраками в обманчивом сумраке помещения.
На аккуратно заправленной кровати сидел молодой на вид мужчина. Загорелая кожа выглядела в полутьме ещё темнее. Густые чёрные волосы, неровными прядями обрамлявшие лицо, играли бликами, а необычного синего цвета глаза могли показаться чернильными провалами. Но Ра любил такое освещение – оно было мягким и расслабляющим. Живой огонь в отличие от слепящего электрического света наводил на раздумья и помогал сосредоточиться, когда оно было необходимо. Не зря говорят, что человек может вечно смотреть на три вещи: на огонь, на воду... Третьей частенько упоминали работу других, но мужчина предпочитал добавлять к этому звёзды. И совсем скоро в городе стемнеет настолько, что можно будет выйти и полюбоваться бриллиантовой россыпью огней на чёрном бархате неба.
Но это будет позже. Сейчас же Ра ждал старого друга. Да, пожалуй, эту женщину, что помогла ему поднять на ноги ставшую знаменитой организацию Червелло, мужчина мог бы смело назвать другом, наверное, даже единственным, хотя к людям он относился доброжелательно. Дело было в доверии – по мнению главы Червелло, друг – тот человек, которому доверяешь больше всех. И, конечно же, лишь немногих Ра принимал лично у себя в покоях.
Бумаги, которые мужчина держал в руках, пробегаясь взглядом по строчкам, с трудом разбирая слова, отправились на тумбу, ложась рядом со свечами. Он знал всё то, что написано на белоснежных листах, практически наизусть, но в силу привычки перепроверял и перечитывал, проговаривая про себя каждое слово. Будущее всегда было туманно, но не для Ра. Ра, египетский бог солнца, согревающий своим светом плодородные земли близ Нила и выжигая песчаные пустыни своим гневом, - вот что означало имя главы Червелло. Нет, мужчина отнюдь не считал себя богом – он был человеком, таким же, как и все, лишь чуть-чуть более одарённым, вследствие чего и смог подняться выше остальных. На то была воля судьбы. Скептики могли сколько угодно иронизировать над фаталистами, как они презрительно называли тех, кто верил в фатум, но отрицать факты невозможно. У каждого в жизни своё предназначение, исполнив которое человек уходит, вот и всё. Жизнь на самом деле простая штука, только почему-то люди существа такие, любящие всё усложнять и накручивать.

0

3

Она двигалась бесшумно и неспешно, пожелай она того, наверное никто не услышал бы осторожных, как у кошки шагов, которыми она пересекала комнату. Многие её ученики ассоциировали ей с Бастет или Баст, изящной богиней женственности, красоты и материнского начала. Но сама Фрея любила сравнивать себя с Исидой, богиней-прародительницей фараонов. Но не за образ величайшей египетской жены, а за примечательную легенду, о великой колдунье Исиде, ещё не знавшей своего мужа Осириса, и о боге Ра, чьё истинное имя она возжелала узнать настолько сильно, что не один год колдовала, пытаясь перехитрить Ра. А дальше сказители разнились: кто говорил, что девушка узнала заветное имя, а кто говорил, что она поднялась к богам, всё так же заклиная Ра рассказать ей. Так и она, приближающаяся к ложе меж свечей, всё ещё гадала, как же зовут человека, которого обожествляют сотни, и чьё лицо видела только она.
- Приветствую солнце, - бархатным голосом проговорила Фрея, снимая маску с чёрной ткани, и открывая лицо. Она любила говорить красивыми оборотами и фразами, выделяя ими тех, кто стоял у неё выше остальных. Ра, она всегда приветствовала так. Он был её солнцем, осветившим дорогу к другой жизни, ту, по которой они двигались уже вместе. Подойдя к ложе, женщина преклонила колено, в знак уважения к своему Гуру. Полумрак и танцующее пламя свечей было близко ей, не менее близко, чем самому Ра. Поэтому, сев рядом с ним на кровать, женщина посвятила ещё минуту созерцанию потрескивающего на фитилях пламени, прекрасного  и неповторимого. Она не спешила переходить к цели визита, к делам и заданиям. Никто лучше Червелло не знал, что судьбоносные моменты настигнут каждого, спешат те или нет. Её судьбой было помочь Ра изменить мир, но такое дело не требует спешки. Подол лёгкого летнего сарафана, спускающегося до пола, чуть колыхался, как и шторы в помещении, что заставляло Фрею легко и таинственно улыбаться. Они были близки... Они были так близки к своей цели.

+1

4

Длинные пальцы изящных, как у скрипача или пианиста, рук коснулись простой бархатной полумаски, лежащей на кровати рядом. Эта чёрная маска стала второй кожей. Она была не просто способом конспирации – прятать своё лицо можно было разными способами. Маска была символом. Символом смирения и символом отречения. Отречения от прежней жизни, отторжения от всего мира, и смирением с этой своей судьбой. Так предначертано. Так должно быть. Сопротивляться бессмысленно, каждый, кому предназначалась одна из таких масок, но кто отказывался принять её, рано или поздно приходил сам, убедившись в том, что таково его предназначение.
Да. Всё просто.
От раздумий мужчину отвлёк приятный и обволакивающий, словно туман, голос гостьи. Она всегда ходила настолько бесшумно, что даже Ра частенько не успевал вовремя обернуться. Она была единственной, кому удавалось подкрасться к боссу Червелло со спины на расстояние швейной игры.
- Интересно, ярко ли сегодня будут светить звёзды? – задумчиво проронил Ра, окидывая взглядом фигуру женщины и будто на миг позабыв о правилах вежливого тона. Впрочем, в обществе столь обворожительной гостьи это, пожалуй, простительно. – Я рад видеть тебя, Фрейя. Садись.
Поднявшись со своего места, мужчина подошёл к резной тумбе у стены, и разлил по бокалам вино. Белое вино. В свете свечей оно играло таинственными огоньками, мерцающими искорками, которые будто горели живым пламенем. Выпей, и, казалось, они обожгут. Однако хрусталь бокалов оставался холоден.
Молча протянув своей Хранительнице бокал, Ра скрылся в соседнем помещении, представлявшем собой личный архив босса. Фрейя уже не единожды бывала там – единственная, стоит заметить, из всех хранителей, кто имел доступ к личным записям, документам, наблюдениям Неба.
Мужчина вернулся с объёмным конвертом в руках, который, опустившись на своё прежнее место, положил перед женщиной. В обманчивом свете пламени можно было прочесть витиевато выписанное (почерк у Ра был ровным, красивым, а буквы щеголяли множеством завитушек, словно копии из старинных книг) имя «Бьякурану».
- Я отправил нашего человека в Италию, - проговорил мужчина, пробуя содержимое бокала на вкус. Вино оказалось восхитительным. – Скорее всего, Тринисетте уже уничтожено, или будет уничтожено в ближайшие часы. На те[b]бе лежит очень важная задача, Фрейя. – Ра поднял бокал, наблюдая сквозь него за танцем пламени. – Тебе придётся встретиться лично с Бьякураном Джессо и передать ему это, – он указал на конверт. – Копий нет. Попасть в чужие руки, как ты понимаешь, он не должен ни за что. Только лично. Только Бьякурану.[/b]
Слова были лишними – женщина и сама прекрасно всё понимала, наверняка, но он не мог не озвучить это.
- Возможно так же, что босса Варии больше нет, и они перестанут путаться под ногами. Я ещё не получал весточки от Джея, но он неплохой боец и хорошо знает своё дело. Хоть и максималист. – Ра позволил себе лёгкую улыбку и вздох. Когда-то он тоже был таким. Наверное, все проходят через это в подростковом возрасте, когда хочется бросить вызов всему миру, когда море по колено, когда всё нипочём.

0

5

Огни на гранях бокала были как маленькие феи. Как маленькие феи-мотыльки, которые кружатся вокруг пламени и пляшут, пляшут, пляшут. И опьянённая не вином, а этим танцем, женщина смотрела сквозь стекло на пламя свечи, пока её Гуру отошёл за бумагами. "Магия" и уют этого места были так близки ей. Так близки королеве обмана и тайн, что она готова была провести тут всю жизнь, подле, оставаясь собой, без масок, - как бархатный и чёрных, так и фальшиво-ласковых. Но была жизнь и за пределами их "храма", была жизнь, которой надо было задавать направление.
- Я все сделаю в точности, моё Солнце, - бархатным голосом проговорила Фрея, принимая конверт.
Она внимательно слушала, несмотря на то, что знала всё, о чём говорил Ра. Она внимательно слушала, потому что любила его голос. Потому что он обволакивал, дурманил и дополнял покой этого места.
Но даже эта лёгкая идиллия не заглушила тревожного колокольчика, прозвеневшего в сердце Тумана, когда речь зашла о Джее. Интуиция что-то нашёптывала, невзначай, но тревожно. Что-то было не так, но что?
Мы узнаем это, когда он вернётся с задания.
Сейчас у неё были дела куда важнее. Переломный момент вот-вот наступит. Секунда, шаг до кульминации. Они так близки к цели, они так близки...
Максимализм... Когда-то он был присущ и нам, моё Солнце. Ведь не будь мы такими, мы не решились бы качнуть вехи истории, помогая свершится судьбе этого мира. Не пылай мы той верой, мы не смогли бы собрать людей вокруг и добиться всего, что имеет. Не будь ты таким, мы бы даже никогда не встретились...
И вроде бы никто не гонит, но вроде бы и медлить нельзя. Она поднимается с места, изящным движением ставя опустевший бокал на тумбу рядом. Нужно ли уже идти? Интуиция молчала. Хотя нет. Была тревога. Неосознанная, скромная, будто запуганный зверёк выглядывавшая из глубины сердца и прячущаяся обратно. Стоя вот так, среди полумрака и свечей, не желая оставлять, она проводила пальцем по граням бокала, будто желая коснутся пляшущих на нём мотыльков-фей. А они игриво прыгали на соседнюю, подчиняясь колыханию пламени.
Конверт казался тяжёлым грузом в руке, будто бы не бумаги имели вес, а вес имело их содержание, и Фрея понимала что много времени она провести тут не сможет. Она опускается на колено, берёт в руки кисть Ра и прижимается щекой к тыльной стороне ладони.
И скребёт, скребёт в груди всё больше, та робкая тревога...

0


Вы здесь » KHR! ~Requiem~ » Египет » [База Червелло] Покои Ра